Andreas (tannen) wrote,
Andreas
tannen

Часть пятая! по просьбам телезрителей.

Так, я так понял, что половина моих читателей жаждет жаренного.
Уговорил peredozzzа дать мне в юз один из его рассказов.
Удовлетворяйтесь.

The Basic Instinct

Мы были знакомы с ней 30 минут. После 30 минут знакомства мы стояли посреди проезжей части и целовались в засос. Я вытянул правую руку в сторону с намерением остановить проезжающую машину, а левой обнимал ее за талию…

Познакомились мы на вечеринке, где я был со своими друзьями. Мы уже собирались свалить к кому-то на квартиру с целью продолжить праздник, как я столкнулся с ней на танцполе и о чем-то заговорил. Мы сели за столик, выпили по рюмке водки, я предложил ей поехать с нами, но она сказала, что "лучше поехать куда-нибудь в уединенное место".

Хм, уединенное место, вот незадача: дома отец, штаб-квартира занята - там поселился какой-то командировочный, у пацанов тоже нет никаких вариантов. Что же делать? Гостиница! Но денег практически не осталось. Есть на такси, но не заниматься же этим в такси?! Я пытаюсь занять у ребят, но все только выворачивают из штанов пустые карманы. Черт. Ладно, была, не была, что-нибудь придумаем.

Мы выбегаем на улицу. Дорога пуста. Уже поздно и машины здесь практически не ездят. Я обнимаю ее, и мы начинаем целоваться. Она была старше меня лет на 10-15, небольшого роста, одета во все кожаное, она весь вечер не снимала темные очки.

Вечером было уже достаточно холодно, а я был только в костюме, даже плаща у меня не было. Холодно елки-плаки! Мы продолжаем целоваться, я прижимаюсь плотнее. У меня стоит полным ходом, когда на пригорке, наконец, появляются ослепляющие фары машины. Я вытягиваю руку в сторону, и автомобиль сбавляет ход. Мы отходим к обочине, щуримся от света, и машина останавливается около нас.

Открывается дверь: "Куда нада?!" Я с удивлением отмечаю, что мы остановили ментовскую четверку и в автомобиле сидят два мента. "Куда нада?!!" - вопрос звучит уже более настойчиво. Я называю адрес, мы торгуемся, и окончательно договорившись, забираемся на заднее сиденье.

В машине тепло. Я возбуждаюсь еще больше и начинаю вести себя более активно. Менты ухмыляясь, наблюдают за нами в зеркало заднего вида, и периодически отвлекают вопросами "правильно ли мы едем?" Вскоре мы добираемся до пункта назначения, я выскакиваю из машины, взлетаю на этаж и, переминаясь с ноги на ногу, звоню в квартиру. Дверь открывает отец. Он стоял в трусах и щурился от света. Я его разбудил.

- Папа, мне нужны деньги.
- Деньги? Какие деньги? Посмотри на часы. Сколько время?!
- Папа, я с девушкой. Нам некуда ехать. Последний вариант - это гостиница.

Отец, ухмыляясь, удаляется, шепотом комментируя сложившуюся ситуацию, а я благодарю всех богов Олимпа, что все так удачно разрешилось. Вернувшись, он сует мне в руку несколько купюр и я, срываясь вниз по лестнице, кричу, что вернусь утром.

Я прыгаю на заднее сиденье, хлопаю дверью, и мы несемся в ближайшую гостиницу. По дороге я покупаю пиво и презервативы. В гостинице выясняется, что все номера заняты и есть только один свободный, причем 4-х местный. Я в ужасе пытаюсь прикинуть, сколько это может стоить, но выясняется, что денег хватает впритык. Алиллуя! Боже, как я хотел трахаться!

Гостиничный номер представлял из себя две комнаты с четырьмя кроватями. Я закрываю дверь на ключ, включаю везде свет и заваливаю ее на одну из коек. Мы целуемся в исступлении, и тут она судорожно сдергивает с меня ремень, расстегивает ширинку, стаскивает трусы и жадно сует мой член в рот.

Она сосала, причмокивая, издавая какие-то звериные звуки, активно двигая головой вверх-вниз. Прикрыв глаза, она вцепилась левой рукой в член, а правой играла с яичками. Периодически она останавливалась, проводила языком по стволу моей торпеды снизу-вверх, улыбалась, смотрела на меня и начинала сосать еще более жадно.

Я никак не мог кончить и в конечном итоге этот процесс меня утомил. Трах-тарарах! Мне нужен был трах! Давать в рот - это конечно прикольно, но все же мне нужно было другое.

- Э-э-э… А может быть нам переместиться в другую комнату и другую кровать? - скрипучим голосом спросил я.

Видимо меня не расслышали... Мне пришлось повторить свой вопрос погромче. Она остановилась и, держа член обеими руками, похлопывала головкой по своим губам. Я никак не мог понять ее взгляд. Что он означал? Отказ? Мол, сейчас я у тебя отсосу, чувак, а потом мне пора домой, видишь ли, мне завтра рано вставать?.. Ну, уж нет, так дело не пойдет.

- Понимаешь уже поздно. Я очень хочу тебя. В той комнате удобней. Давай переберемся туда? Ляжем в кроватку. Сладко потрахаемся. Будет здорово, вот увидишь…

Я наплел еще тысячу аргументов, поглаживая ее по голове, но она продолжала пристально смотреть на меня, играясь моим членом. Да что же это такое, господи? Дома есть кто живой? Я продолжаю говорить и постепенно выбираюсь из ее захвата, все выше и выше усаживаясь на кровати. Наконец она говорит: "Хорошо. Только мне нужно в душ". Ох, ну, слава Богу! В душ так в душ.

Мы идем во вторую комнату, она стаскивает простынь с соседней кровати, просит выключить верхний свет и удаляется. Я раздеваюсь. Вешаю вещи в шкаф и сажусь на кровать в трусах и рубашке. Ожидание было мучительным. Я успел изучить весь номер, проверить все тумбочки и заглянуть во все углы. Попробовал включить телевизор, но это оказалось мне не под силу. Телевизор оказался очень зашифрованным.

Она появляется минут через 20. Вся замотанная в простынь, держа в правой руке одежду. Я с интересом наблюдаю за ней. Повесив свою одежду на спинку стула, она выключает бра. Я снимаю рубашку и трусы и прыгаю в постель. В темноте она стаскивает себя простынь и забирается ко мне под одеяло.

Мы ласкаем друг друга. Она начинает постанывать. Я ласкаю ее промежность, чувствуя ее волосы, жесткие как проволока. Когда она становится совсем влажной, я судорожно хлопаю рукой по соседней тумбочке в поисках упаковки презервативов. Я сажусь на колени, подношу упаковку к близоруким глазам и начинаю проклинать всю Китайскую Народную Республику и весь миллиард китайцев с их размерами китайских членов. Я купил китайские презервативы! Черт!

Вам когда-нибудь доводилось надевать на свои ноги сапоги на пять размеров меньше? А потом в этих сапогах еще протопать километров пять?! Чудовищные ощущения. Но еще более чудовищные ощущения ты испытываешь, трахаясь в китайских презервативах.

Проклиная все на свете, я с трудом надеваю эту резинку на себя и после нескольких неудачных попыток, наконец, вхожу в нее. Я ускоряюсь, вхожу в азарт. Движения становяться все резче и глубже. Она разводит ноги все шире, и обхватив их руками, прижимает к себе. Трахаться становится значительно удобней, и я начинаю строчить, будто швейная машинка. Быстрее, быстрее, быстрее. Она начинает хрипеть и причитать: "Леша! Леша! Да! Леша!" Я от неожиданности сбиваюсь с ритма, так как не ожидал вовсе услышать ее голоса. Но я набираю прежний темп и наконец кончаю, кончаю и обессилев лежу на ней. Она продолжает хрипеть: "Леша! Леша! Как хорошо. Леша!"

Хорошо конечно. Куда уж лучше? Я заваливаюсь набок, стаскиваю с себя резинку и выкидываю ее на пол. Закуриваю сигарету, она обнимает меня и рассказывает, как заметила меня сегодня и что наблюдала за мной весь вечер. Я и сам припоминаю, как поглядывал на нее. Она говорит о том, как здорово, что я подошел к ней тогда, и что мы приехали сюда. Я докуриваю сигарету, тушу окурок в пепельнице и откупориваю очередной презерватив.

Гребанные китайцы! Гребанные китайские презервативы! Морщась от боли, я наконец-то натягиваю его на себя и предлагаю ей потрахаться сзади. Она переворачивается под оделом на живот, встает на колени и лишь после этого стаскивает с себя одеяло. Я с удивлением наблюдаю за этими манипуляциями, и до меня доходит, что она стесняется своего тела. Ну, да и наплевать!

Я вхожу в нее, обхватываю руками таз, и ритмично двигаюсь, вызывая очередную порцию хрипа: "Леша! Леша! Как хорошо. Леша!" "Леша" она произносила как "Льйоооша". Шипя и хрипя: "Льйоооша". Боже…

Я хватаю за таз ее еще крепче и вспоминаю, что как-то в курилке на работе Кирилл эти выступы на женском теле назвал "ручками". И в правду ручки. Я вхожу все глубже и глубже. Она несколько раз резко оборачивается назад и глядя на меня в темноте озверевшим взглядом хрипит: "Да! Да! Льйоооошша…"

"Льйоооша" кончает, я закуриваю и мы, обнявшись, опять лежим в постели. Она что-то мне рассказывает, но я совсем не слушаю и думаю о том, что осталось использовать последнюю резинку и можно будет завалится спать, так как на улице уже начинало светать. Я тушу сигарету. Она какое-то время рассказывает о свое работе, наконец, замолкает, и пристально смотрит на меня.

Я молча достаю последний презерватив, разрываю упаковку зубами и пытаюсь надеть его на себя. Она смотрит на мои мучения и говорит:

- Да что ты мучаешься с этими резинками? Я чистая. Не бойся. Давай без презерватива.

Без презерватива, так без презерватива. Если и заражусь какой-нибудь гадостью, то подам в суд на все китайские заводы по производству резиновых изделий.

Она забирается на меня сверху. За окном уже почти светло и я замечаю, что соски у нее темно вишневого цвета. Она яростно движется на мне. Но у меня не получается кончить. Я стаскиваю ее с себя, наваливаюсь сверху и взрываясь кончаю.

Дико хочется спать. Я лежу на спине, прикрыв глаза. Но она неугомонна, спускается вниз и с упоением начинает сосать. Она сосет долго с прихлюпываниями и причмокиваниями, но это никак не действует на меня, а скорее утомляет. Тогда она спускается пониже и начинает лизать яички. Ей неудобно, она закидывает мои ноги себе на плечи, наконец, мошонка полностью оказывается у нее во рту. Я постепенно засыпаю...

Проснулся я оттого, что кто-то сосет. Проснулся резко. Я открываю глаза. В комнате совсем светло. Смотрю вниз. И замечаю голову, которая двигается вверх-вниз. Я подтягиваю голову к себе и снова начинается трах. Снова и снова.

Я уже сбился со счета. Член представлял собой одну сплошную мозоль. Любое прикосновение к нему вызывала неприятные ощущения. Но какой-то животный инстинкт заставлял продолжать. Трахаться, трахаться, трахаться! "Да! Да! Льйоооошша…" Я уже не мог это слышать. Но продолжал с остервенением двигаться. Трахаться, трахаться, трахаться! "Леша! Леша! Как хорошо. Леша!"

Последней каплей было, когда она залезла на меня, села на член и вдруг неожиданно обмякла и развалившись на мне замолкла. Я не мог понять, что случилось. Может ей плохо? Я осторожно постучал ее по спине.

- Леша, подожди минутку. Я вставила его и неожиданно кончила. Подожди чуть-чуть, мы сейчас продолжим.
- Нет! Все пора домой! Уже 11 часов. Вставай! Собирайся.
- Но может еще?

Я вскочил и достав брюки из шкафа, прыгая на одной ноге пытался попасть в штанину:

- Уже пора. Вставай-вставай! Пора идти!

Она грустно просит отвернуться. Заворачивается в простынь. И идет одеваться в душ. Из душа она появляется вновь затянутая в кожу и в тех же темных очках. Мы выходим из гостиницы. Город кипит. День в разгаре. Я ловлю машину. Сухо прощаемся. Договариваемся созвониться.

Больше я ее никогда не видел.



Первая часть.
Вторая часть.
Третья часть.
Четвертая часть.
Пятая, по просьбам телезрителей.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 16 comments