Andreas (tannen) wrote,
Andreas
tannen

Африка. Замбия. Водопад Виктория.

Я Орлов и Шиндин барражировали по территории лоджа в поисках лучшего приема. Мы были сосредоточенны, и почти нашли оптимальное место, когда вдруг нас отвлек от экранов телефонов восторженный вопль. Подняв головы от экранов телефонов, мы увидели черных девушек в крайней степени восторга. Они жаждали непременно сфотографироваться на нашем фоне.
Парни, конечно же решили, что эти восторги связанны с нашей неотразимой красотой. Но трезво оценив ситуацию, я растолковал товарищам, что мы произвели такой же фурор, как африканец в рязанской глубинке, ну или хоругвеносец в колонне на гей параде.





Водопад Виктория.

Когда я со стороны смотрел на нашу команду, то четко осознавал, до какой степени мы стали интернет зависимыми.
Стоило нам пересечь пределы очередного отеля или лоджа, группа минимум на полчаса выбивалась из рабочего ритма. Все проваливались в свои ноутбуки и смартфоны.
Где, если что, искать своих? Правильно, в лобби или на ресепшн, там где лучший прием WiFi.

В Африканской глубинке начинаешь понимать, что белая раса таки вымирает. Белых туристов, едва будет четверть. И если скажем, в турецком отеле все начинают кучковаться по национальному признаку, то в Африке по расовому. А все почему? А потому, что земляки всегда должны держаться вместе, особенно в чужой, агрессивной среде.

Хотя надо признать, что по повадкам туристы ничем не отличаются. Все точно также. Местные девушки, так же как и наши дуры в Турции или Египте, бродят по территории отеля в поисках сюжета для фото. То на шезлонге разложится в призывной позе, то сделает попытку вскарабкаться на пальму, то делают сюжетное фото с полной тарелкой еды на фоне шведского стола.

Я Орлов и Шиндин барражировали по территории лоджа в поисках лучшего приема. Мы были сосредоточенны, и почти нашли оптимальное место, когда вдруг нас отвлек от экранов телефонов восторженный вопль. Подняв головы от экранов телефонов, мы увидели черных девушек в крайней степени восторга. Они жаждали непременно сфотографироваться на нашем фоне.
Парни, конечно же решили, что эти восторги связанны с нашей неотразимой красотой. Но трезво оценив ситуацию, я растолковал товарищам, что мы произвели такой же фурор, как африканец в рязанской глубинке, ну или хоругвеносец в колонне на гей параде.

Пару слов о местных женщинах.
Надо сказать, что они нас впечатлили. В принципе, местные девушки вполне привлекательны на наш вкус. Некоторые даже сильно привлекательные. Забавно то, что те которые привлекательны для нас, совсем не по вкусу местным. У них свои критерии красоты. Так что, незатейливый комплимент «You are very beautiful girl», обычно производил достойный эффект. Шиндин активно пользовался этим эффектом, и упер из бара бутылку вискаря, пока барменшу приводили в чувство от смущения.

Но...
Есть одно но.

У африканских девушек есть отличительная черта, я бы даже сказал эдакий штрих пунктир.
Это выдающаяся, я бы даже сказал, сильно выступающая назад часть женского тела. Это завораживает, и заставляет задумываться над возможным использованием этого феномена в народном хозяйстве.
Например, на этот чемодан вполне можно разместить пару бокалов с бутылкой шампанского.

Мы несколько раз устраивали дискуссии о природе этого феномена. Шиндин горячо настаивал на версии, что это соли. На мой взгляд не убедительная версия. Тем более, что на мой вопрос соли калийные или натриевые, тот ответить затруднился.
Нужны были дополнительные замеры и прощупывание. Несколько раз ставился вопрос о проведении необходимых тестах, но все зассали так и не решились.
Коллеги мотивировали отказ статистикой ООН. КакбЭ местные страны возглавляют список стран по количеству ВИЧ инфицированных. Довод, что рано или поздно все там будем , и как сказали самураи, вопрос не в том когда, а в том как не подействовали. Шиндин отвечал, что у него уже расписаны планы до финала, а Орлов что-то ныл за некую Алену Александровну.
Причем здесь интересно Алена Александровна?
И вообще, где замеры и где ВИЧ. Ерунда какая-то...

Так вот пока мы искали устойчивый интернет, всем раздавали водо не промокающие макинтоши. В итоге из нас троих, плащ достался только мне. Да и то, он был последний и по всей видимости с убитого. Он был предельно чумаз , и порван в нескольких местах. Скорее всего, на водопаде случаются падения туристов в пропасть, но из соображений экономии плащи при любых раскладах возвращают в юз использование.
Одним словом, на водопад мы пошли не подготовленные. То что мы дали маху, мы поняли уже на подходе к водопаду. Все кто шли оттуда, даже невзирая на наличие плаща, были мокрые как девушка в предельной степени возбуждения мышь.
Я уже имел опыт знакомства с одним из самых длинных водопадов ( Новая Зеландия ), теперь же мне предстояло познакомиться с водопадом с самым большим напором.

Что представляет собой водопад Виктория.

Это гигантский разлом в земле, длинной около двух километров, который является естественной границей между Замбией и Зимбабве. В этот разлом упирается русло реки Замбези. Водный поток с высоты более 100 метров обрушивается вниз, поднимая вверх массу брызг, которые вторично падая вниз, окучивают всех кто приперся насладиться видами на водопад. Вдоль всего водопада проложено две тропы. Одна идет вплотную к кромке разлома, вторая чуть в глубине. Ограждений ни там ни там особо не наблюдалось. Когда идешь по тропе, создается впечатление, что на тебя сверху, всю дорогу поливают из душа. А каждые 2-3 минуты, дополнительно, окучивают ведром воды.

Мы мгновенно промокли.

Сакрального смысла в макинтоше я так и не понял. Намокли все, включая счастливых обладателей плащей. Они просто намокли чуть позже.
Не обошлось и без потерь.

Удод Шиндин, зачем-то поперся на водопад, со своим заграничным паспортом в кармане.
У меня же в кармане был бумажник. Битый час уже в номере, я час отклеивал прилипшие друг к другу купюры и высушивал их на кровати. Бумажник после высыхания потерял цвет и форму, и ко всему прочему он скукожился и перестал сгибаться.
С паспортом было все гораздо хуже. Все страницы склеились, печати расплылись, визы потеряли читаемость. После высушивания, паспорт свернулся в две трубочки, и стал напоминать бинокль. А ведь нам еще предстоял путь домой, и для этого нам надо пройти три границы.
Когда мы подносили тело Шиндина к очередному таможенному контролю, Орлов бережно держал голову Шиндина для опознания, а я торжественно передавал паспорт таможеннику.
На его изумленный вопрос блюстителя границы:
- Where are you from?
Мы уверенно сообщали:
- We are from the Victoriafalls!
Ответ был убедительным, и все границы были пройдены без проблем.

Сувениры.

Самый толковый развал сувенирной шняги, находился у водопада. Вся промышленность Африки заточена на производство широчайшего ассортимента никому не нужного, но активно скупаемого хлама.
Рядами были представлены образцы африканских мастеров.
Ряды шняги из камня и убогой керамики, чередовались рядами поделок из дерева.
Целые стада деревянных бегемотов, носорогов, слонов и жирафов, различных размеров и веса.
Начинались поделки от 5 см весом в 20 грамм, до метровых мастодонтов весом не менее 50 кг.
На кого рассчитаны эти тяжеловесы не понятно.

Все считали своей обязанностью поддержать местного производителя, и скупали сувениры в невероятных количествах.
Ярик даже делал несколько подходов к супер бегемоту, с целью его поднять. Он даже просил нас уточнить за его за стоимость, утверждая, что маме очень надо. Убедить оставить эту безумную затею, удалось только после того, как ему объяснили, на сколько он встрянет за перевес багажа. Ну и еще намекнули, что его бегемота никто помогать тащить не будет, потому как всех уже зафрахтовал Шиндин, тащить его вувузелы, бегемотов, жирафов, и массу местных музыкальных инструментов.
Массовую скупку около музыкального барахла он обосновывал наличием у него некой группы. Он какбэ утверждает, что продюсирует некую группу. И дескать все уже есть, от репертуара до сценических костюмов, но есть острая нехватка в музыкальных инструментах.

На этом рынке Шиндин очередной раз превосходно показал себя в качестве переговорщика. Надо отметить, мало того, что к концу поездки его русский был не всегда нам понятен, так его английский совсем никто не мог воспринять. Но как ни странно, общий язык с местными он находил мгновенно.
Поначалу он деловито торговался. Торговался по всей торговой науке. Спорил на тему ценообразования, задавал вопросы о себестоимости, горячился на тему ставки рефинансирования. Приводил доводы, затем контр доводы, вставляя в речь малопонятные местным фразы типа: «А морда не треснет?», или «Чучело, мне одна штука нужна а не весь прилавок!».
В итоге он раскусил правила местной торговли, и пробормотав: «Херня какая-то», начал массово и бессистемно сгребать с развала сувенирный хлам.
Затем он передал добычу нам и скомандовал сваливать по-тихому в сторону отеля. Сам же остался в палатке с зажатыми 10 долларами в клешне.

...

Причем он даже умудрялся вернуться к нам, с еще парочкой бегемотов, отжатых, по его словам, на сдачу.
И все ЭТО, а заодно и его самого с чемоданами, мы тащили на своем горбу вплоть до Москвы.

Андрей вообще, человек, чутко чувствующий справедливость.
В Чобе, возмутившись явно завышенными ценами на единственный магнит, совершенно убогого вида, принял решение его стырить.Ярик отвлекал внимание, пока тот совершал акт справедливости.

Чтобы все было совсем по справедливости, магнит я забрал себе.

Но самый замечательный трофей мы заполучили в Замбии.
Мною и Шиндиным, были взяты на воспитание пара питомцев. А конкретно, местные растения, невиданного нами доселе вида, вместе с горшками и камушками. Мы их перетащили через три границы. Правда Шиндиновский экземпляр перенес дорогу не без потерь.
Запихивая на верхнюю полку в самолете пакет с трофеями, у моего компаньона треснул пакет, и он как сеятель, обсыпал всех пассажиров на трех рядах кряду, камнями, шедшими в комплекте с растениями.

Своего питомца Шиндин назвал Рудик.

Впереди нас ждал Йоханнесбург.

P.S. Животных мы с собой брать не стали, нам достаточно было Шиндина.

Фото факты:

1. Первые два фото не мои, пришлось поискать в инете, чтобы была полная картина.



2. Автор первых двух фото фотограф Дмитрий Моисеенко , проект Airpano.ru.



3. Это один из рукавов Замбези. Впереди провал. Его можно узнать по брызгам.



4. Чуть ли не единственное место, где можно сфокусироваться на объекте.



5. А это паспорт Шиндина.



6. Для тех кто не разглядел, дополнительное фото паспорта вблизи.



7. Курить на водопаде можно, но трудно.



8.



9. Желающие могут спрыгнуть с этого моста на тарзанке.



10. Впереди уже провал.



11.



12. Это уже мы перебежали на сторону где падает поток.



13.



14.



15. Угадайте, чья нога?



16.



17.



18.



19.



20.



21.



22. Рынок.



23.



24.



25. Это воспитанник Шиндина Рудик.



26.



27. Ну а это мои, после акклиматизации.



28. Ну а кто угадает, что это за зверь?



29. А впереди рассказ про Йоханнесбург!



30. Бонус. Африканский ТУЗ!



30.



31.



Часть первая. ЮАР. Кейптаун.
Вторая часть. Ботсвана. Замбия. Чобе.
Третья часть. Замбия. Водопад Виктория.
Четвертая часть. ЮАР. Йохан.


  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 31 comments