Andreas (tannen) wrote,
Andreas
tannen

Моя первая машина part№3

(Очень советую для начала прочитать part№1 и part№2)


И вот мы вышли на тактический простор.
Из мемуаров генерала Гудериана.


Воистину, лучшее лекарство от стресса, это сон.

Проснувшись утром, все стало казаться не так уж и трагично. Мои старшие товарищи, впечатленные накануне рассказом о моих злоключениях не сидели сложа руки. Выйдя на улицу, я увидел свою восьмерку с обклеенными всеми окнами знаками ОПАСНОСТЬ и ЗА РУЛЕМ ЧАЙНИК. Знаки были нарисованы от руки, чем создавали более устрашающий эффект для окружающих, чем типографские наклейки. Чуть позднее я с внутренним удовлетворением наблюдал как на красном свете светофора, машины пристроившиеся сзади меня, после минутного оглядывания моих бортов и наглядной агитации, сдавали назад на пару метров. От греха подальше, что меня вполне устраивало.

Нам было пора отправляться домой. Машины были заполнены коробками под завязку, баки были полными, моя машина была обклеена устрашающим агитпропом, одним словом мы были готовы. Мы заехали в ГАИ, изъяли мои права и тронулись в путь. Впереди нас ждал путь в 1250 км на ЮГ, казалось, жизнь вновь налаживается.


Мы вызволили мои права, заменили, на всякий случай, мне тормозные колодки, поставили свечу в церкви, и выехали за пределы Москвы. Так сказать, как писал в своих мемуарах маршал Гудериан: « Мы вышли на тактический простор»

Ехать по трассе оказалось гораздо проще. Нет тебе ни пробок, нет развязок. Не надо думать о перестроениях, не надо постоянно переключать скорости, дави себе на газ, вот тебе и вся недолга.

Через какое-то время я освоился и стал уже обгонять медлительные фуры. Немного раздражало только то что не открывалось водительское окно, но это не сильно портило эйфорию от дороги.

Но, злой рок все еще не хотел меня оставлять, и нагнал нашу кильватерную колонну в 300 километрах от Москвы. Мы собирались завернуть на бензоколонку, пополнить запасы топлива.

Когда я заметил, как едущий впереди меня опель замедлил скорость и стал заворачивать на колонку, работа моего головного мозга активизировалась.

( Вы никогда не замечали, что дети всегда быстрее обучаются новым физическим навыкам? Они в момент становятся на лыжи, быстрее овладевают роликами, за кратчайший срок начинают бегать на коньках, с младенчества виртуозно исполняют трюки на велосипеде. А все потому, что у них отсутствует мышечная память, и их мозг легко воспринимает новые варианты движения. А когда вы вышли из юного возраста, ваш организм уже приобретает устойчивые мышечные навыки, и спинной мозг в союзе с инстинктом самосохранения, отказывается действовать по иному, в новых для себя условиях. Именно поэтому вы чувствуете себя как куль с говном, когда в первый раз выходите на каток, или на горнолыжный спуск. Ваше тело деревенеет, пытаясь все порешать в рамках устоявшихся и закостенелых догм и стандартов. А если при этом в мозг прокрадывается страх, то все, мозг сводит судорогой, парализуя ваши недоделанные конечности. То же самое относится и к первому периоду вождения. )

Мозг сразу же стал рассчитывать телодвижения, необходимые для совершения маневра.
1. Сбросить скорость.
2. Переключиться с пятой передачи на вторую.
3. Вписаться в поворот.
4. Пригазовать, переключаясь со второй на третью.
5. Остановиться у колонки, переключившись на нейтральную скорость.

Ёмаё, и ведь это все надо делать постоянно выжимая сцепление. Это же сколько суеты для всех конечностей. На эту мысль, мозг предложил альтернативный вариант.

1. На скорости, но аккуратно маневрируя прорваться на колонку.
2. Припарковаться у шланга с бензином.
И НИКАКИХ ЛИШНИХ ТЕЛОДВИЖЕНИЙ!

Ясен пень был выбран оптимальный вариант, два телодвижения это меньше чем пять, и я на полном ходу, с диким свистом шин, но углом 90 градусов, влетел на территорию бензоколонки. Въезд на колонку ограничивали две здоровенных трубы красного цвета, намертво вмурованных в железо бетонное основание. На мою беду, в этот момент туда же направлялся запорожец, замерший аккурат в проходе, из за созданного шума моим автомобилем. Надо признаться, что не только он один замер, замерли все кто находился в округе. Все были заворожены зрелищем моего триумфального въезда на колонку. Это было подобно кадрам из фантастического фильма « Безумный Макс».

Менять тактику въезда было поздно, и я решил проскочить между злосчастным запорожцем, и крайним столбом.

Мне не хватило каких-то десяти сантиметров.
С диким грохотом и хрустом, я продрался через проезд, попутно снеся об столб и железобетонный парапет левую фару, крыло, и малёха покорежив бампер, и пролетев еще с десяток метром, точно как в аптеке тормознул напротив топливного терминала. В моей голове , из доселе невиданных глубин подсознания, всплыли итоговые оценки за катание в фигурном катании.

« five point nine, five point eight, six point zero …»





Когда осела пыль, мы стали оценивать потери. Старшие товарищи, с пугающей синхронностью оттеснили меня от автомобиля, вогнули обратно крыло, выломали остатки фары, примотали левую часть бампера к лонжерону, заправили машину и двинули дальше.

Я был на некоторое время дисквалифицирован, и за руль сел директор. Какое-то время мы ехали молча. Тишину нарушал шорох моих ног, по инерции, повинуясь мышечному рефлексу выжимая невидимые педали. Потом и они стали ватными и обмякли.
 Где-то под Тамбовом, мы остановились перекусить. Во время перекуса старшие товарищи переговаривались, не обращая на меня внимания, ну а я прислушивался к их диалогу.

- Блин, спать то как охота. Я же думал, что вы за рулем поедите, а я высплюсь и сменю кого-нибудь.
- Да чего ты паришься, ты посади его за руль, а сам ложись на заднее сидение, и спи, в пол глаза приглядывая за ним. Восьмерка крепкая машина, даже при лобовом ударе задние пассажиры уцелеют.



!!!!

Руль вновь мне доверили, под давлением усталости, лишь в Волгоградской области. Тем более что уже вечерело, и машин стало заметно меньше.
Доехали до дома мы без приключений, не считая мелких неприятностей в виде пары коров, пытавшихся атаковать нашу колонну в потемках.
Кстати забавно, но нашу колоритную колонну, с мягко говоря заметными разрушениями восьмерки и транзитными номерами ГАИшники, так за всю дорогу, и не остановили. Только при въезде в город меня тормознул полусонный ГАИШНИК, и не спрося даже документов, поинтересовался, о причинах помятости бочины. Я сказал, что об корову. Гаишник отпустил нас дальше, удовлетворенный ответом, заметя что в первые слышит о корове красного цвета.

Затем я на пару недель прописался в автосервисе. Меняя крыло, бампер и фару, я рассказал слесарям о моих злоключениях, и о странностях переключения первой и задней скорости, о неработающем стекло подъемнике, о печке, об не откидывающемся сидении, и много еще о чем.
Решено было проверить машину тотально, и вот что оказалось.

Стекло подъемника не оказалось вовсе, взамен его внутри двери стояла палка поддерживающая стекло. Печки так же не оказалось, патрубки были тупо прийначены друг к другу. При переборе коробки передач, оказалось, что вал сильно выработан, а синхронизаторы скорости давно изношены, поэтому то задняя скорость и включалась взамен первой, без всякого утапливания. Карбюратор был сборный из нескольких, и карбюраторщик почти проклял меня, чистя его и настраивая несколько раз за неделю. Через пол года, уже в Москве, сопла подачи вообще отвалились и провалились в поплавковую камеру. Предохранительный блок был полусгнивший, периодически преподнося сюрпризы. Одновременно все не работало. Например, если работала магнитола, то не работали дворники, если работали дворники и магнитола, то не работали габариты, и так далее. Если на улице шел дождь, надо было открыть капот и долбить по блоку, пока не начинала работать более необходимый набор агрегатов в данной ситуации. Сиденья не откидывались, по той простой причине, что спинки сидений были тупо приварены. И вообще, был поставлен общий диагноз машине, который объяснял все, включая приваренные намертво спинки сидений. Машина до меня была в серьезнейшей аварии. Про такие аварии говорят, что машина не поддается ремонту, но ухари, впарившие нам эту трахому, собрали ее по кускам, покрасили, и красиво втюхали ее первым попавшимся лосям. И длиннокрылкой она была только внешне. Как мне объяснили позже, первые модели ВАЗ2108 были с более коротким крылом, с дополнительной насадкой на морду, но при восстановлении машины, на нее прикрутили крылья и капот от более свежей модели.

Вот такие вот дела, а между тем у нее была сигнализация. Интересно зачем? Кому кроме меня могло понадобиться это ржавое ведро с болтами?  Наверное сигнализация нужна была чтобы какая-нибудь сволач не насрала внутри по тихому!

За тот год, что она была в моем владении, я узнал о внутренностях автомобиля столько, сколько не узнал за всю свою оставшуюся карьеру автолюбителя. У меня появились обширные знакомства среди местных автомехаников. Я стал их постоянным клиентам, и даже был допущен в комьюнити тайного общества тусовки в соседних гаражах, раз за разом, по многочисленным просьбам, рассказывая мою историю взаимоотношений с моим автомобилем.

Через пару недель, приведя машину в нормальное состояние, я отправился в обратный путь в Москву, уже один.  Я изрядно потренировался ездить перед поездкой, но все равно мне не давал расслабиться страх поселившийся в моем сердце. Прорыв произошел лишь поздно ночью, на подъезде к Москве. Я был настолько уставшим, что не заметил, что уже не парюсь насчет переключения скоростей или при перестроении и маневре.  Тело автоматически, независимо от меня выжимало педали, двигало кулису ручки передач, включало поворотники. Я заметил это только когда утром приехал к дверям родного университета. Я вдруг осознал, что добрался без напрягов, на автомате. Для меня начиналась новая, полная событий жизнь автолюбителя.

Послесловие:
Через год, за две недели до кризиса, я продал ее темненьким обитателям соседнего рынка, за бабло, на которое можно было бы купить , через пару недель после дефолта, новый автомобиль. Это могло было бы стать достойным хэппиэндом истории, если бы я не купил за неделю до того же дефолта новую машину, за цену, на которую после дефолта можно было бы прикупить пару таких автомобилей, но это совсем другая история.

Послесловие 2:
Как-то раз, глубокой осенью, обыкновенным, теплым, осенним вечером я решил помыть трахому. Набрал ведро воды, набодяжил туда ферри, взял мочалку и помыл. Пена стояла на улице на расстоянии трех подъездов. А ночью стукнул первый мороз. Утром я обнаружил восьмерку покрытой коркой инея. Замки дверей естественно вмерзли.
Как открыть?
А по ящику показывали креативную рекламу какого кофе. Сюжет ролика состоял в том, что чувак где то в Скандинавии утром пил кофе, а остатками кипятка херачил на дверь автомобиля. Типа такой радикальный метод размораживания замков. Я накипятил чайник, и обильно полил замок двери. Замок на какое-то время разморозился, а спустя какое-то время замерз уже навсегда. Отковырять дверь мне удалось только к маю месяцу. Так я ездил всю зим, открывал пассажирскую дверь и перелазил на водительское место.

Однажды поздно вечером мне позвонил старинный знакомый Витя Айзенчпок. Наши семьи дружили с древних время. Он в это время учился на геологическом в МГУ, и жил в общагах на Воробьевых горах. Позвонил он мне и попросил помощи, дескать надо ночью отвезти его однокурсницу, вокруг которой он в то время нарезал круги, в аэропорт. Ну надо так надо.

В полночь я заехал к ним в общагу, подхватил его, подругу, и еще какого хвостопада, и мы поехали во Внуково. На выезде из города, нас тормознули на посту ГАИ. Я, зная особенности замершей двери, остановился чуть поодаль, и стал вылезать через пассажирское место. На улице было темно и свирепствовала дикая вьюга. Пока я выгонял Витю, вылазил, потом сажал Витю обратно и обходил машину навстречу гаишнику, гаишник уже подошел к водительской двери. Подойдя к двери, он увидел пустое водительское сидение, и три пары глаз пристально наблюдающих за ним. И он точно видел, что из двери никто не выходил. Пока он с немым вопросом во взгляде рассматривал еще теплое сидение, я обошел автомобиль, и протягивая ему документы стал грузить его, дескать торопимся мы, на самолет спешим, с новым годом его, и так далее.
Гаишник отвел мою руку с протянутыми документами в сторону, и стал буровить, кто я и нахрена ему мои документы.


Здрасте нафиг!


Я стал полу возмущаться, какого моржового он тогда меня вообще останавливал? ГАИшник грелся на глазах, но вскоре переведя несколько раз взгляд с меня на пустое место машине начал прозревать. Он переспросил не имею ли я какое-нибудь отношение к этой восьмерке, и получив утвердительный кивок головой, изумленно спросил как я вышел из машины?
Зашибись, ну вот не пофигу ли ему как я вышел? Я стал гнать пургу насчет того, что я еще неопытный водитель, и опасаюсь выходить из машины с водительской стороны, опасаясь быть сбитым потоком автомобилей, и что обычно выхожу через багажник, но в этот раз, чтобы сэкономить время, вышел через пассажирское.
Мозг гаишника начал медленно закипать. Я понял, что могу дошутиться, быстро разъяснил ему про замерший замок, гаишника сразу отпустило, а следом он отпустил и меня, так и не проверив документы.
В принципе все правильно, какой автопром, такое и ГАИ.
автолюбителя.


Зимняя резина.
Моя первая машина №1
Моя первая машина №2
Моя первая машина №3


Tags: Машина.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments