Andreas (tannen) wrote,
Andreas
tannen

Лигалайз.

Их всех скопом, всех семерых человек запихнули в ментовскую карету.
Они сидели в тесном и вонючем отделении для задержанных.
По три человека, друг у друга на коленках.
Седьмой, как курёнок табака, был вдавлен в человеческое мясо дверью решеткой.
Все сидели, без малейшей возможности вздохнуть.
Пукнуть могли, а вздохнуть нет, такая была теснотища.
Они и разговаривать не могли, для этого надо было иметь возможность вздохнуть.
Они могли только слушать.
А слышали они спор ментов, которые спорили, сейчас загрузить вонючего алкаша, валяющегося на остановке, или во вторую ходку забрать. Пересиливали доводы водилы, который утверждал, что бензина на вторую ходку уже не будет.



Я тоже должен был быть там. Сначала с моими однокурсниками на танцах, а затем попасть под ментовскую облаву вместе со всеми. За деревьями, позади танцев,  когда все пошли туда отлить, а Макс решил забить косяк. Но в тот вечер я сидел с соседом Вовкой на крыше строящегося дома. Мы пожирали арбуз, кидали корки в прохожих, и смотрели в бездонное звездное небо, какое бывает только в степи.

Дело было летом 1992 года. Мы сдали первую сессию, и наслаждались законным бездельем. Вечером вся "партия" должна была встретиться на танцах.

( Это место называлось «танцы». Не дискотека, а именно «танцы».
Танцы базировались в единственном парке города, и представляли собой огороженную забором площадку со сценой.
Со сцены играла модная музыка, а на площадке подразумевалось танцевание.
Нельзя сказать, что там не танцевали, но это было не основное действие.
Основным процессом было так называемое «нарезание кругов».
Кругов было два, внутренний круг и внешний. По этим кругам ходили люди, и щелкая семачки рассматривали танцующих.
Для удобства рассматривания окружающих, внутренний круг двигался по часовой стрелке, а внешний на противоходе.

Пацаны, если это были нормальные пацаны, не танцевали.
Они сидели на лавочках по периметру забора, время от времени отправлялись «нарезать пару кругов».
Для молодняка в городе это было основное место убивания времени вечером.
И бюджет мероприятия был стабилен. 1 рубль на такси туда, 1 рубль за вход и 1 рубль на машинки. Это всем известный аттракцион, где под напряжением ездят железные машинки уродцы, похожие на таз.
На обратную дорогу деньги не требовались по нескольким причинам.

   Во-первых, в темноте не видно на чем ты уезжаешь, и вполне можно прогуляться домой пешком, одному или  в компании, благо погода благоприятствовала вечернему променаду.
Ну а во-вторых, если конечно повезет, то можно проводить до дома девицу, с которой пофартило познакомиться во время нарезания кругов. Отвезти ее домой на такси безпонтово, так как на это требуется 1 рубль, которого нет, да из-за небольших расстояний дорога на машине составит максимум минут десять, и знакомство будет окончено.
А так, пока провожаешь пешком, есть шанс по пути присесть где-нибудь на лавочку, и потрындеть, а там глядишь, еще что обломится. В таком деле, главное заранее определиться, где живет подруга.
Если в одной стороне с тобой, то провожаем, если в противоположной, обрубаем хвосты.)

Вот и наша компания всю дорогу коротала вечера на танцах. К моменту как всех приняли, компания выполнила обязательную программу вечера. На машинках покатались, семачек  пощелкали, пиво выпили, и нарезали пару кругов, и в какой-то момент пиво стало искать дырочку. Отлить так же пошли всей шоблой. У нас вообще все было принято делать вместе, иначе пропустишь что-нибудь интересное. В тот раз никто не избежал не смог пропустить ничего интересного. В самый интимный момент, кусты, где все и происходило, осветились светом фонарей, и все мои приятели стали участниками облавы, и их жизнь разделилась на жизнь до, и жизнь после. Они как стояли вдоль стены с расстегнутыми ширинками, так и продолжали стоять во время «приема», с одной лишь разницей. До того их руки держались за Антона, а после они держали руки «в гору». Все было забавно до той поры, пока у Макса Паниковкого не выудили из кармана косяк. Менты сильно обрадовались, мои товарищи сильно опечалились.

( Вообще город, несмотря на то что является столицей республики, невелик по размерам и населению. А количество силовых структур было такое же количество как в среднем по стране, и явно наблюдалось избыточное количество сотрудников всяческих ведомств на душу населения.

Вообще в республике, за неимением промышленности, казенная служба была желанной. У ментов в то время, работы было мало, а энергии много, и они всеми силами пытались себя чем-то занять, и излюбленным развлечением была облава. И на этот раз им крупно повезло, ведь они приняли не кого-нибудь, а явно организованную группу, занимающуюся распространением, а может быть и транзитом наркотиков.
Ко всему прочему, город находился в идеальном месте для возделывания конопли. Её собственно и возделывать не надо было, она и так росла кругом как сорная трава. Ее было настолько много, что она периодически попадалась на глаза различным проверяющим комиссиям наезжающим в республику, и в один прекрасный день, руководству города дали команду "решить вопрос". Город был поднят на внеплановый субботник, и людская масса принялась азартно выпалывать и выщипывать весь городской сорняк. Вообще то, занятие было глупое. Город находился в центре бескрайней степи, и затея устранить всю траву в степи попахивала либо маразмом либо сизифовым трудом.
Так или иначе, в конце субботника на всех улицах и пустырях города красовались громадные кучи из сорняков.

Руководство города дало команду поджигать.
...

Город на цельную неделю погрузился в пелену плотного кумара. Если бы руководство города заранее подало бы заявку в книгу Гиннеса, то непременно получили бы грамоту рекорда под названием, "САМЫЙ БОЛЬШОЙ В МИРЕ БУЛЬБУЛЯТОР".
Это была неделя абсолютного счастья и братства, золотой век неделя города. Покачиваясь и хихикая бродили жители города в мареве, включая собак и кошек, и лишь комары на некоторое время покинули пределы города.
...
Однако надо признать, руководство с задачей своей справилось, и дикорастущая конопля из города исчезла, но...
Несколькими годами ранее, тому же руководству пришла не менее гениальная мысль, посадить в степи хвойный лес. Мы не обсуждаем сейчас нахрена, но идея была одобрена в Союзных органах власти и профинансированна.

Высаживать лес поручили биологическому факультету местного университета. А точнее студентов биологического факультета. А заодно, закрепили этот лес за университетом, как место для летних научно-студенческих практик. Студенты надо признаться уже в то время были креативные, и как следствие, все поляны леса были засеяны элитными сортами конопли, заранее привезенными из чуйской долины.

Произошло чудо.
Точнее два чуда.
В бескрайней степи, вопреки логике и здравому смыслу вырос реальный хвойный лес. Это было чудо поменьше, а чудо побольше, это разросшиеся и мутировавшие заросли конопли. Они были выше человеческого роста, стебли которой были толще человеческой руки. Руководство республики объявило этот лез запретной территорией, перекрыв все подъезды к нему, и лишь студенты 1-2 курса биологического факультета могли легально попасть в тот лес на биологическую практику. Они как бы собирали в том лесу гербарии редких растений.

Я видел их фотографии. До сих пор перед моими глазами стоят абсолютно счастливые лица с тех фотографий. Счастливцы на тех фото были в громадных венках из конопли, в руках они держали охапки травы, сидели и лежали они в стогах из конопли. Я даже думаю, что приблизительно такая атмосфера царит в Эдеме, если он есть.

Вывозить из леса траву на большую землю было нереально, так как при выезде царил тотальный шмон, а посему, студенты вывозили траву в виде гербариев. По моим оценкам из всего вороха гербариев, доля травы доходила до 95%. Гербариев делали такое количество, что их докуривали аккурат к началу следующей практики.)


Во время переписи задержанных, менты столкнулись с аномалией. Все задержанные оказались студентами одной группы физического факультета, кроме одного.
- Руслан Абрамыч, как же вы, студент факультета зоотехнии оказались в компании физиков? Непорядок!- сурово спросил его следак.
- Ну а что, может, чтобы не вносить сумбур и сумятицу, я таки могу быть свободным?- спросил Русик следака.
- Не согласен!- подумав, ответил следак и скомандовал,- Грузите их. Завтра в отделении разберемся.

Их всех скопом, всех семерых человек запихнули в ментовскую карету. Они сидели в тесном и вонючем отделении для задержанных. По три человека, друг у друга на коленках.  Седьмой, как курёнок табака, был вдавлен в человеческое мясо дверью решеткой. Все сидели, без малейшей возможности вздохнуть. Пукнуть могли, а вздохнуть нет, такая была теснотища. Они и разговаривать не могли, для этого надо было иметь возможность вздохнуть. Они могли только слушать. А слышали они спор ментов, которые спорили, сейчас загрузить вонючего алкаша, валяющегося на остановке, или во вторую ходку забрать. Пересиливали доводы водилы, который утверждал, что бензина на вторую ходку уже не будет.

Пока менты спорили, к карете подошли калмыки в форме и с нагайками. Представились они казаками, что несколько обескуражило, ведь никто и не подозревал, что бывают казаки калмыки.

-Мендут ( здравствуйте ) пацаны. А шо, казаки есть в ментовозе?- спросили люди в форме.
-А Вы с какой целью интересуетесь?- живо отреагировали мои товарищи.
- А с такой, что мы казаки, казаков ментам не отдаем, даже если они шо и нарушили.- на этом месте пацаны переглянулись.
- Мы их тута, на месте нагайками лупцуем!- пояснили казаки.
- А… не, УГА ( нет ) тут казаков, идите нахуй ступайте куда шли!- сообщили пацаны, пав духом.

...

Я тоже должен был быть там. Сначала с моими однокурсниками на танцах, а затем попасть под ментовскую облаву вместе со всеми. За деревьями, позади танцев,  когда все пошли туда отлить, а Макс решил забить косяк. Но в тот вечер я сидел с соседом Вовкой на крыше строящегося дома. Мы пожирали арбуз, кидали корки в прохожих, и смотрели в бездонное звездное небо, какое бывает только в степи.

Вначале, рано утром, меня разбудил телефонный звонок родителей Юрки Гайдамака. Его мама с тревогой в голосе интересовалась, не знаю ли я где Юрка. Нормально Юрик загулял, подумал я, и ответив, что не знаю снова провалился в сон. Через пару минут с тем же вопросом звонили родители Игоря Мазута. После четвертых иди пятых родителей, сон улетучился, и появилось ощущение, что вряд ли это загул. Скудный на события город очнулся от спячки, и на всех лавочках района, вовсю обсуждалась таинственная пропажа семи человек.

Выдвигались различные версии, от «уехали на БАМ», до «украли инопланетяне».
В моей квартире был организован поисковый штаб, который возглавила соседка тетя Галя, опер на пенсии. Все версии быстро отрабатывались, путем обзвона больниц, моргов и военкоматов. Промежуточные итоги сообщались в раскрытое окно общественности. Общественность выдыхала «Етитьтвоюматьблеать», и передавала свежие сводки дальше по району.

Перебрав все варианты, тетя Галя решила проверить еще одну, мало вероятную версию. Тетя Галя хоть и была на пенсии, но не растеряла навык не пропускать и отрабатывать все версии. Она сделала звонок в ментовской изолятор, и спустя пару минут разговора резюмировала.

- Все в порядке, нашлись. Все целы, сидят в камере, дают признательные показания.

Несколько родителей хлопнулось в обморок, за окном шелестело эхо свежей сводки, передаваемой по цепочке.

- Все в порядке, нашлись. Сидят в камере, все целы.

Оставшиеся в сознании родители поинтересовались, в каком это смысле все в порядке, и что они делают в изоляторе? Тетя Галя сделала очередной звонок, и неизвестность окончательно была развеяна.

- В данный момент они завтракают, а задержаны они за употребление и сбыт наркотиков в особо крупных размерах.

В обморок грохнулась оставшаяся часть родителей, за окном эхо передавало очередную сводку.

- В притоне их взяли, героин в гандонах глотали и через границу в Афганистан собирались перевозить.

Смех смехом, но все родители круто на меня наехали. В том, что взяли всех кроме меня, хотя я был основным двигателем тусовки, они усмотрели закономерность. Они требовали от меня ответа, во что я втянул их детей. Эхо на улице вторило им.

- А Андрюха за главного у них, наркобарон, о как!

В конечном итоге, моя мама позвонила отцу и ввела его в курс дела, пояснив, что я на свободе лишь по нелепому стечению обстоятельств.

Здорово да? Оказывается то, что я не в камере нелепое стечение обстоятельств, а не то что происходило вокруг.
Отец сделал пару звонков, несколько огорчив оперов, которые уже намечали дырочки на мундирах для медалей, а может быть и для ордена, и моих кентов отпустили.

Вечером я встречал товарищей у КПЗ. Они были вонючие, уставшие и голодные.
Они рассказали, как их укатали в ментовозе то мурашек в ногах, как распихали по вонючим камерам. Как в одной из камер оказались злобные урки, и пацаны всю ночь читали им стихи, стоя на табурете. А в другой камере, попался какой-то ханыга, который траванулся водкой-паленкой, и всю ночь блевал. Да так заразительно, что ему составили компанию сначала соседи, а затем подключились и сидельцы из соседних камер, а в заключение и менты, что их охраняли. Как глубокой ночью к ним привезли чмошную путану, которую подсадили в одну из камер из-за отсутствия свободных мест, и ее всю ночь жарила вся хата. А еще они рассказали, после того как по изолятору «прокатился цинк» что их всех отпускают, они заучивали «малявы» на свободу, и сейчас им надо срочно их записать чтобы ничего не забыть, иначе за базар ответить придется.

P.S.

А на районе нас после уважали. А как не уважать, как-никак банда "партия".

Первая часть или партия.
Вторая часть или 8 марта.
Третья часть или 8 марта окончание.
Четвертая часть или Лигалайз.

8 марта. В 2 частях.
Как поступали в ВУЗ. В 6 частях.
Бараны.
Счастливое Советствое детство.
Советская прибалтика.
Хлеб всему голова.
Гавно и голуби.
Советские пилоты.
Первая Любовь.


Tags: Элиста.
Subscribe

Posts from This Journal “Элиста.” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments